22:18 

torri_jirou
Нужно занять себя или пойти удивиться на чердаке. (с)
Только сейчас обнаружила, что у меня один фик лежит уже отредактированный, но неопубликованный больше полугода. Это ещё когда Ананси мне задавала слово на Алфавит. Так как я пишу с телефона, по всем правилам оформлять довольно затруднительно. Поэтому пока будет ссылка на Фикбук. А когда до стационарного компа доберусь, переоформлю.

UPD: Вот, добралась, переоформляю. *)

Итак, от kokumo пришла буква И - "Избранный"

Избранный
Жанр: prediction story
Фэндом: j-rock, Dir en Grey
Персонажи: Шинья
Рейтинг: G

То, что идеальных женщин не бывает, Шинья понял довольно давно. И, как ему казалось, он легко смирился с этим. В конце концов, никто не совершенен. Но в последнее время он все чаще испытывал иррациональное сожаление о том, что мир так нелепо устроен.
Особенно по утрам...
- Дорогой, ты меня совсем не слушаешь!
- Ну, что ты, конечно я тебя слушаю, солнышко, - Шинья перевел взгляд с экрана телевизора на очаровательную брюнетку, которая смотрела на него с упреком и капризно поджимала губы.
- Если бы ты меня слушал, то давно бы уже выключил телевизор. Тебе сегодня противопоказано всякое общение с электроникой.
- Вот как? Значит, Ая, ты сегодня не обидишься, если я не буду брать трубку, когда ты позвонишь мне на работу? Телефон ведь тоже электронный.
- Я не это имела в виду, - раздраженно отмахнулась Ая, - Здесь сказано: с осторожностью. И вообще, лучше послушай.
Она перелистнула назад страницу глянцевого журнала и ногтем отчеркнула нужный абзац. Шинья вздохнул. Ну вот почему ей обычных групп крови было мало? Нет, увлеклась еще и Зодиаком.
- Итак, - торжественным голосом начала Ая. – «Для Рыб сегодняшний день окажется поистине знаменательным. Вы – исключительный, отмеченный судьбой человек, и все, к чему вы будете стремиться сегодня, само придет к вам в руки. Общение с близкими будет необыкновенно искренним, теплым и откроет для вас новые горизонты. На работе вас ждет успех и плодотворный труд. Начальство ценит вас как самого способного сотрудника, и сегодня это уважение получит материальное воплощение. А вечером вы испытаете незабываемые впечатления с объектом вашей страсти. Старайтесь не переедать и с осторожностью обращаться с электроникой». Вот. Что скажешь? – Ая взмахнула журналом, как веером, и подарила Шинье томный взгляд из-под полуопущенных ресниц, явно намекая на «незабываемый вечер с объектом страсти».
- Приятно сознавать, что одна двенадцатая часть населения Японии – такие исключительные во всех отношениях люди, - ровно отозвался Шинья. – А главное, никаких ведь претензий. Если повышения не получишь, значит, или переел, или неосторожно с техникой обращался.
- Ты просто невозможный! Не понимаю, как я могла связаться с таким циником! – рассердилась Ая и убежала в ванную. Впрочем, не плакать, а краситься. Ей пора было в институт.

Звонок из Осаки раздался, когда Шинья подходил к машине на стоянке.
- Привет, мам! Извини, не могу сейчас говорить, я за руле...
- Не пытайся меня обдурить, дорогуша. Я знаю твой распорядок лучше, чем ты сам, - непререкаемым тоном донеслось из трубки. Обилие молодежных жаргонных словечек в лексиконе собственной матери при общении с сыном, Шинью не переставало удивлять до сих пор. Иногда он пытался представить, как его уважаемая и весьма достойная на вид матушка общается подобными фразами со своими приятельницами, такими же уважаемыми и благовоспитанными дамами. Получалось смешно.
- Ладно, это не важно, - перебила сама себя госпожа Терачи. – По дороге на свою так называемую работу ты должен заехать в храм за предсказанием.
- Зачем? – удивился Шинья.
- Затем, что сегодня самый подходящий день получить расположение богов для удачной женитьбы.
- Мам, ну ты опять за старое? – взмолился Шинья, но его отчаяние никого не растрогало.
- Не спорь. Я должна успеть понянчить внуков, пока у меня еще есть силы. А для этого нужен брак и, разумеется, благополучный.
Шинья не стал говорить, что может обеспечить родителей внуками и без всякой женитьбы, иначе разговор грозил затянуться очень надолго, поэтому вздохнул и покладисто сказал:
- Хорошо, мама, я получу предсказание.
- Потом пришлешь его мне, - последовал строгий наказ.
- А если оно окажется неблагоприятным? – попытался нащупать последнюю лазейку Шинья.
- Не волнуйся, я сама привяжу его в нашем храме, - госпожа Терачи в самом деле прекрасно знала своего сына. Оставалось только согласиться.
Шинья даже не обратил внимания, в каком храме он был. Просто притормозил у первых попавшихся по дороге ворот, зашел, купил предсказание и поехал дальше. Сначала хотел вообще отправить его в Осаку не распечатывая, но любопытство взяло свое и, припарковавшись возле студии, он развернул бумажку.
Прогноз был безусловно благоприятным, хотя и необычным: «Избранный для великих свершений. Большая удача, неожиданные подарки судьбы». Предсказание как-то уж слишком пересекалось с утренним гороскопом, но, к счастью, в нем вряд ли можно было найти хоть какой-то намек на свадьбу, поэтому Шинья решил, что его можно смело отправить маме.

Репетиционная встретила его непривычными, нерабочими звуками и горящими свечами, которые странно выглядели при дневном свете. Два незнакомых Шинье человека в спецодежде с фирменными логотипами электрической компании колдовали над проводкой.
Устроившаяся вокруг свечей компания при виде Шиньи оживилась, двое подвинулись, не говоря ни слова, и его втянули на освободившееся место, как оказалось, между Каору и Даем и прямо напротив Сатико – новой помощницы Иноуэ. В руках девушки была несоразмерно большая колода карт с черно-золотистыми рубашками.
Сатико придирчиво оглядела Шинью, непонятно уж что собираясь в нем увидеть, и деловым тоном изрекла:
- Тебе подойдет «Кельтский крест»*. На что будешь гадать?
- Да не надо мне гадать, я уже... – попытался вырваться Шинья, но его сдавили сразу с двух сторон и усадили обратно.
- Надо, дорогой, еще как надо, - запредельно ласково сказал Каору, и Шинья сдался – спорить с ласковым Каору не отваживался даже Тошия...

- Ну вот, что я говорила! – Сатико жестом заядлого картежника хлопнула картой в центр расклада.
Шинье гадали уже в четвертый раз, и все время выходило что-то необыкновенное, но подробности он перестал улавливать еще в середине первого расклада. Однако окружающие, и особенно Сатико, были очень довольны.
Дай от души хлопнул его по плечу:
- Нет, я, конечно, знал, что ты человек экстраординарный, но чтобы до такой степени... Горжусь знакомством!
- А я так даже завидую, - добавил Тошия, и Каору со своей стороны тоже хлопнул Шинью по плечу.
- Да идите вы, - вяло отмахнулся он. – И вообще, электричество уже починили, пора за работу.
- Вот, видишь, какой ты у нас замечательный, - не смог смолчать Дай. – Весь в трудах, весь в трудах. А еще спорит.
Шинья только вздохнул.

Он честно не старался специально думать обо всех этих дурацких предсказаниях, но жизнерадостные подколки коллег сделали свое дело: по дороге домой взгляд непроизвольно выхватывал с рекламных плакатов отдельные слова: избранный, исключительный, особенный, единственный и все таком же духе.
Возле магазина, куда Шинья заехал перед домом, тоже висел громадный плакат: «Уникальная возможность...», дальше Шинья читать не стал, только поморщился устало.
Он даже не обратил внимания, что в магазине царит какое-то необычное волнение, а чуть в стороне от входа толпятся люди, среди которых довольно много сотрудников магазина в униформе. Поэтому он даже подпрыгнул от удивления, когда прямо перед ним возникла молоденькая продавщица и с сияющей улыбкой крикнула прямо в лицо: «Поздравляем!», и его сразу же окружило множество людей. Вокруг смеялись, хлопали в ладоши, с чем-то поздравляли, и за этим шумом Шинья никак не мог разобрать, что говорит девушка.
- Что, простите? – переспрашивал он снова и снова.
Наконец приветственные возгласы немного поутихли, и до него донеслось:
- Особенный, уникальный день! Вы – наш стотысячный покупатель, и от имени магазина я хочу вручить вам памятный приз!
Не успел Шинья опомниться, как у него на руках оказался крохотный черный поросенок с белыми ножками и с розовым бантиком на шее. Следом ему вручили какой-то сертификат с уверениями в чистопородности и хорошем здоровье, а в довершение всего повесили на плечо тяжеленную сумку со всем, как Шинья понял, необходимым для молодого, растущего поросячьего организма. Впрочем, сменивший милую девушку менеджер в строгом костюме и со строгим выражением лица изъяснялся так замысловато, что можно было подумать, будто содержимое сумки предназначается самому Шинье.
Пережив еще несколько поздравлений от официальных и не очень лиц, сотню фотовспышек в лицо и совершенно забыв, зачем он, собственно, пришел в магазин, Шинья развернулся и поплелся обратно к машине.
Поросенок посапывал у него на руках и тыкался пятачком в ладонь, Шинья машинально почесал его за ухом. Он думал о том, что, увидев нового питомца, Ая точно устроит ему вечер незабываемых впечатлений. А впрочем, сама виновата – что напророчила, то и сбылось.
Поросенок довольно хрюкнул и потянулся. На его бантике красовалась надпись: «Fate».

*Кельтский крест - расклад в картах Таро.


Кстати сказать, "Яблоко" у меня тоже закончено, но что-то мне в нем не нравится, поэтому подожду пока выкладывать.

@темы: фмифно, алфавит, DeG

URL
   

Smile, dear Tokio

главная